В ДВФУ разработали новый магнитный стимулятор мозга

Новый магнитный стимулятор мозга разработал доцент Школы биомедицины Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) Борис Юнг. Предложенная технология позволяет безопасно, точно и дозировано воздействовать на глубокие структуры головного мозга для тренировки и развития нейроресурсов, восстановления утраченных функций, а также при когнитивных исследованиях.

Борис Юнг. Credit: ДВФУ

Транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС) — это стимуляция коры головного мозга с помощью коротких магнитных импульсов. Подробнее о методе вы можете прочитать в нашей специальной статье. Как отметил Борис Юнг, существующие сегодня аппараты ТМС не позволяют воздействовать на глубокие структуры, имеют много противопоказаний и побочных эффектов. Новый метод обеспечивает движение магнитного потока вне головы пациента по гибкому магнитопроводу. При этом центр вращения вектора индукции магнитного поля расположен непосредственно в зоне стимуляции мозга.

«Новый стимулятор представляет собой шлем, внутри которого расположена техническая база, — рассказал доцент департамента фундаментальной медицины ДВФУ, кандидат технических наук Борис Юнг. — Главное отличие от аналогов — безопасность и точность. Параметры стимуляции соизмеримы с естественными параметрами магнитного поля Земли и не превышают нормы СанПин, уровень электромагнитных помех значительно ниже. К тому же, новый метод позволяет воздействовать на глубокие структуры головного мозга с точностью до 1,5 миллиметров».

Ученый ДВФУ уже получил на свое изобретение три патента. На следующем этапе планируется создать прототип стимулятора, ведутся переговоры с одним из крупнейших заводов Дальнего Востока по производству аппаратов. Ориентировочная рыночная стоимость нового устройства будет в 7-9 раз ниже мировых аналогов, поэтому разработка имеет все шансы занять лидирующие позиции на рынке технических средств ТМС.


Текст: пресс-служба ДВФУ

Читайте материалы нашего сайта в FacebookВКонтактеЯндекс-Дзен и канале в Telegram, а также следите за новыми картинками дня в Instagram.

Премия Кавли 2018 вручена за звук, превращающийся в нервный импульс

Премия Кавли – премия в размере одного миллиона долларов в США, которую раз в два года вручает Норвежская академия наук совместно с фондом Кавли и министерством образования и исследований Норвегии. Премию учредил норвежский филантроп Фред Кавли. Ее номинации отличаются от Нобелевских: ее обладатели – «те, которые изучают самое-самое».

Лауреаты премии Кавли по нейронаукам-2018: Джеймс Хадспет (Университет Рокфеллера, США), Роберт Феттиплейс (Университет Висконсина, США) и Кристин Пети (Институт Пастера, Франция). Credit: Kavliprize.org


Астрофизики получают ее за изучение самого большого – космоса,  нанотехнологи – за самое маленькое. Ну а нас, конечно же, интересует премия за самое сложное: номинация по нейронаукам.

Премию в области нанонаук получат разработчики технологии CRISPR-Cas9, Эммануэль Карпентер (Институт инфекционной биологии общества Макса Планка, Германия), Дженнифер Дудна (Университет Калифорнии, США) и Виргиниус Шикшнис (Университет Вильнюса, Литва). Давно разработанная система получила широкую огласку особенно в последнее время из-за того, что позволяет направленного редактировать геном, а ее квинтессенция – первые эксперименты на человеческих эмбриона, поставленные в США и Китае.

В области астрофизики премия присуждена Эвине ван Дисхук, нидерландскому астрохимику, президенту Международного астрономического союза, «за ее вклад в теоретическую, наблюдательную и экспериментальную астрохимию, позволивший выяснить жизненный цикл межзвездных облаков и механизмы образования звезд и планет». Благодаря ее теоретически расчетам и экспериментальные моделям стало понятно, как в космосе образуются сложные молекулы и лед на космической пыли.

А теперь поговорим о главном для нас: к награде в области нейронаук. Ее получают нейрофизиологи Джеймс Хадспет (Университет Рокфеллера, США), Роберт Феттиплейс (Университет Висконсина, США) и Кристин Пети (Институт Пастера, Франция). Премия присуждена за исследование механизмов слуха. Казалось бы, все понятно и давно описано, однако зачастую белые пятна имеются там, где их меньше всего ждут. Общая концепция слуха не изменилась, но вот молекулярные биомеханические процессы были описаны именно этими выдающимися учеными. Их работы в сумме позволяют провести единую нить событий, возникающих в ходе превращения механических звуковых колебаний в электрический импульс (Хадспет). Помимо вклада в общее понимание этих механизмов были описаны специфические аспекты.

Волосковая клетка. Credit: Dr David Furness. Wellcome Images


Как оказалось, разные волосковые клетки внутреннего уха обладают селективностью в отношении частот акустических волн. Как и клетки сетчатки, разные типы слуховых клеток воспринимают мир по-своему, и суммарный результат тех деятельности предстает перед нами в виде субъективных ощущений (Феттиплейс). Кристин Пети же смогла индентифицировать более 20 генов, определяющих развитие нашей слуховой системы и описала, как мутации в них влияют на слух.

Напомним, что два года назад премию Кавли по нейронаукам получили Майкл Мерзенич, Карла Шац и Ева Мардер за изучение нейропластичности.


Текст: Дарья Тюльганова

 

Читайте материалы нашего сайта в FacebookВКонтактеЯндекс-Дзен и канале в Telegram, а также следите за новыми картинками дня в Instagram.

Картинка дня: клетка-призрак менингиомы

Credit: AGNESE SOLARI/Neuroart


Эти похожие на клетки призраки — культура первичных клеток менингиомы, опухоли, которая образуется из клеток паутинной оболочки головного мозга. Поэтому другое название опухоли — арахноидэндотелиома.  Классификацию этих опухолей, да и сам термин ввел великий американский нейрохирург Харви Кушинг. К счастью, в подавляющем своем  большинстве менингиомы — доброкачественные опухоли.

Читайте материалы нашего сайта в FacebookВКонтактеЯндекс-Дзен и канале в Telegram, а также следите за новыми картинками дня в Instagram.