Нейрофизиология на ПостНауке: Константин Анохин о феноменальной памяти

Какие уникальные свойства памяти Соломона Шерешевского привлекли к нему внимание знаменитого нейропсихолога Александра Лурии? Что представляет собой феноменальная эпизодическая память? Способны ли люди с такой памятью что-либо забывать? Об этом в своей лекции рассказывает доктор медицинских наук, профессор, руководитель отдела нейронаук НИЦ «Курчатовский институт», член-корреспондент РАН Константин Анохин.

557b91b5b80706288a8a01fb7e2a175a

Шерешевский обладал не только огромным объемом памяти, он мог запоминать в экспериментах с Лурией, а дальше его исследовали и другие наши известные психологи — Леонтьев, Выготский, приходили на эксперименты знаменитые физиологи, такие как Орбели. Он мог запоминать очень большие объемы информации, причем самые разные и достаточно бессмысленные. Это могли быть, например, формулы, которые выдумывал для него Лурия и которые ничего не значили. Он прекрасно запоминал их, со многими знаками. Вещи, которые были ему знакомы, расположенные в каком-то виде цифры, слова, но и незнакомые. Например, Лурия цитировал ему первые строки «Божественной комедии», и Шерешевский повторял их, хотя не знал итальянского и латыни.

Когда мы говорим о памяти, то этот вид памяти — это эпизодическая память, она не наполнена какими-то смыслами, а несет листы воспоминаний о днях, прожитых в нашей жизни. У него была уникальная эпизодическая память. Следующая вещь, которую выяснил Александр Романович, — что Шерешевский обладал этими способностями с раннего детства. Мы знаем, что младенцы обладают памятью, но как взрослые мы это вспомнить не можем. Те, у кого есть дети, знают прекрасно, что они могут прекрасно помнить, какие игрушки получали в подарок на прошлый день рождения и так далее, затем эта память от нас всех уходит. А Шерешевский помнил себя с очень раннего детства, в котором дети еще не обладают концепциями, выраженными в языке. Поэтому он помнил себя в люльке и помнил, как выглядели мама и отец, приближавшиеся к нему, хотя эти ощущения еще не были выражены словами. Была это мама — это было что-то теплое, приятное, которое расплывается и загораживает свет во время приближения.

Еще одна удивительная вещь, которая сопровождала, видимо, жизнь Шерешевского, — это трагедия неспособности забывать. Очень многие, кто задумывается о памяти, воспринимают ее как божий дар, а это буквальное выражение Плиния Старшего, который в своей «Естественной истории» описывал дар памяти как дарованный нам Творцом и позволяющий нам быть теми, кто мы есть. Это так. Но это всегда баланс между тем, что мы помним, и тем, что мы должны забывать. Ницше, например, считал, что один из наших главных талантов — это талант забывать. Мы не обращаем на это внимания. Шерешевский страдал всю свою жизнь из-за того, что огромное количество информации, попадавшее в его разум и мозг, оставалось там навсегда, и ему приходилось предпринимать отчаянные попытки для того, чтобы забыть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *