Нейроперсоналии: Роберт Барани

О нобелевском лауреате, узнавшем о присуждении ему премии в плену в далеком Туркестане, о дедушке секретаря Нобелевского комитета и о вестибулярном аппарате, о неврологе, исследовавшем чувство равновесия,  рассказывает выпуск рубрики на дружественном портале Indicator.Ru «Как получить нобелевку», который написал наш главный редактор.


Роберт Барани

Родился 22 апреля 1876 года, Рехниц, Австро-Венгрия

Умер 8 апреля 1936 года, Уппсала, Швеция

Нобелевская премия по физиологии или медицине 1914 года (присуждена в 1915 году). Формулировка Нобелевского комитета: «За работы по физиологии и патологии вестибулярного аппарата».


Наш герой был столичным ребенком и родился в «приличной семье». Папа, Игнац Барани, был венгерским евреем и имел солидную работу: управляющий в банке. Мама, Мария Хок, была дочерью интеллигента, венского историка и журналиста.

Роберт был старшим из пяти детей и с детства хромал: сказался перенесенный туберкулез, перекинувшийся на кости (да-да, на самом деле туберкулез не бывает только у волос и ногтей, как говорят фтизиатры). Видимо, именно тогда Барани решил стать медиком.

Он окончил блестяще школу, потом Венский университет и в 24 года получил диплом медика. Потом «повышал квалификацию» во Франкфурте, в Гейдельберге и во Фрейбурге, а в 1903 году вернулся в Вену, став ассистент-профессором в клинике ушных болезней Венского университета. Именно там он обратил внимание на внутреннее ухо – орган вестибулярного аппарата.

Барани чаще всего имел дело с пациентами, которые страдали инфекционными болезнями уха. Как тогда их лечили? Промывали ухо теплой водой, больше особо помочь было нечем. Барани заметил, что во время такой промывки у больных возникает головокружение и так называемый нистагм – ритмичные колебательные движения глазных яблок.

То, что нистагм и головокружение связаны, было известно уже три четверти века: в 1825 году великий чех Ян Эвангелиста Пуркинье (больше всего известный открытием сумеречного зрения и главных клеток мозжечка – клеток Пуркинье) установил этот простенький факт.

Ян Эвангелиста Пуркинье


В конце XIX в стало еще чуть более понятно: удалость выяснить, что головокружение возникает при чересчур большом возбуждении вестибулярного аппарата – мешочков преддверия, круглого и овального и трех полукружных каналов, заполненных жидкостью, расположенных во внутреннем ухе и служащих органом равновесия. Жидкость в этих каналах – эндолимфа – не перемещается в строгом соответствии с движениями тела, а слегка колеблется, как вода в ведре. В вестибулярном аппарате имеются клетки с волосковыми механическими рецепторами, воспринимающие эти колебания, информация от них согласуется со зрительными ощущениями.

Внутреннее ухо


Когда возникает головокружение? Когда информация, полученная от вестибулярного аппарата «не клеится» с информацией от глаз. И нистагм возникает в попытке зрения «догнать» вестибулярный сигнал.

Главное открытие Барани сделал, когда он случайно промыл ухо  слишком горячей, а потом слишком холодной водой. Что же оказалось?

«…Нистагм при промывании горячей водой имел противоположное направление по отношению к нистагму, возникшему при промывании холодной водой. Внезапно я понял, что, по-видимому, причина нистагма кроется в температуре воды», — писал Барани.

Таким образом в руках исследователей оказался уникальный инструмент: они смогли сознательно управлять состоянием полукружных каналов – причем выборочно, слева или справа.

Еще один инструмент для исследования состояния вестибулярного аппарата Барани сконструировал сам. Если вы интересовались космонавтикой или авиацией, вы могли видеть испытания и тренировки летчиков и космонавтов – произвольно вращающееся в горизонтальной плоскости кресло. Но вы могли не знать, что кресло называется креслом Барани.

Кресло Барани


Все эти методы и многочисленные результаты исследований, ставшими основой фундаментальных знаний о вестибулярном аппарате, и стали причиной присуждения нашему герою Нобелевской премии.

C вручением и присуждением премии нашему герою вышла целая детективная история. В 1914 году Нобелевский комитет воспользовался положением завещания Нобеля и решил, что в этом году достойных кандидатов нету, и премию вручат «за 1914» в 1915 году. В 1915 году таки выбрали Барани. Однако, как выяснилось, вручить премию невозможно: с 1914 года Роберт Барани добровольцем пошел на фронт в медицинскую службу армии Австро-Венгрии. Его часть оказалась расквартированной в Галиции, в Пшемысле (некогда он даже входил в состав древнерусского государства как столица Червонной Руси). А весной 1915 года крепость взяла армия Его Императорского Величества Николая II. Поэтому Барани вместо Стокгольма попал в столицу древнего государства Сельджуков, Мерв – тогда в российский Туркестан. Работать врачом в тюрьме для военнопленных.

Древний Мерв


Так что Гуннар Хольмгрен из Каролинского института слова о том,  что премия присуждена потому, что  «в течение 10 лет шло бурное, почти революционное развитие отологии, для которого работы ученого были одновременно основой и лейтмотивом» произносил в пустоту: от Швеции до Туркмении далеко.

Просил Международный Красный Крест (на тот момент уже лауреат Нобелевской премии мира в лице его основателя Анри Дюнана – и вскорости лауреат как организация в 1917 году) – отказали.

Просил лично шведский принц Карл лично Николая Второго – отказали. Ничего не помогло, и только перед самой своей отставкой, в конце 1916 года Николай смилостивился, и выпустил Роберта Барани – получить свою Нобелевскую премию. Короткий триумф, диплом, медаль, деньги – и зависть коллег.

Очень быстро в Вене начали распускать слухи, что Барани-то соавторов не упоминал в своих работах, узурпировал, дескать, Нобелевскую премию, даром что герой войны… Люди всегда остаются людьми. Факты оказались неправдой, но кто читает опровержения?

Раздосадованный Барани уехал в Швецию, пожалуй, единственную страну, где к нему относились по-человечески.

Там он получил кафедру оториноларингологии в Уппсальском университете, где и проработал еще 20 лет – до самой своей смерти от инсульта за несколько месяцев до своего 60-летия. После него остались прекрасные дети от брака с Идой Фелицитас Бергер, с которой они обвенчались в 1909 году. Все трое стали знаменитыми учёными: старший Эрнст (1910-1991) стал очень хорошим офтальмологом, средний Франц Роберт Барани (нам известна только дата его рождения – 1914) – гастроэнтерологом, дочь Ингрид Барани-Гиффорд (1918-2003), родившаяся уже в Швеции, вышла замуж и стала американским психиатром, а внук Джонн «Андерс» Барани, сыл Эрнста Барани и психиатра Магрит Боман-Барани стал известным физиком-теоретиком и был какое-то время секретарем Нобелевского комитета по присуждению премии в области физики.

Внук Барани


Именем же самого Роберта Барани назовут золотую медаль Уппсальского университета, которую раз в пять лет вручают лучшим оториноларингологам мира.

Австрийская марка 1976 года, посвящённая Барани


Текст: Алексей Паевский

Читайте материалы нашего сайта в FacebookВКонтакте и канале в Telegram, а также следите за новыми картинками дня в Instagram.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *