Портал Neuronovosti.Ru начинает рассказ об неврологических итогах по разным отраслям этой области медицины по версии журнала Lancet Neurology. И начинаем мы эту серию обзоров, которых будет более десятка, с нейроинфекционного участка большой неврологии.

Частицы вируса Зика


По словам автора статьи, главным мотором революционного прогресса в понимаю патогенеза неврологических инфекций стали омиксные технологии – геномика и протеомика. Именно они могут и улучшить методы диагностики нейроинфекций, которые порой еще не очень совершенны.

Помимо этого в качестве важного достижения 2019 года отмечается создание более обширной базы знаний по глобальной нейроинфекционной нагрузке на здоровье населения Земли. Это стало возможным благодаря международному сотрудничеству ученых и медиков всего мира. Например, стало понятно, что сейчас менингит – это один из четырех крупнейших неврологических факторов инвалидности во всем мире (а неврологические факторы вносят главный вклад в инвалидизацию землян).

Очень много сделали геномные исследования (особенно GWAS-исследования) образцов патогена и тканей человека в культуро-доказанных случаях пневмококкового менингита. Оказалось [1], что генетические вариации объясняют почти 30%вариаций в восприимчивости к болезни и почти половину вариаций тяжести. Удалось открыть четыре гена превмококка — pspC, dacB, psrP и zmpD, которые участвуют в проникновении бактерии в мозг. Эти гены могут стать перспективными кандидатами для создания вакцины против пневмококкового менингита.

Еще один тип геномного исследование, метагеномное секвенирование нового поколения спинномозговой жидкости способно революционизировать сам подход к работе с нейроинфекциями. Сейчас это происходит так: врач сначала проводит дифференциальный диагноз (помните «Доктора Хауса»?), затем проводит серию анализов, уточняет диагноз, после чего назначает таргетное лечение.

Многоцентровое исследование [2] показало пригодность этого типа секвенирования спинномозговой жидкости для диагноза менингитов и энцефалитов: из 58 патогенов, обнаруженных секвенированием у 57 госпитализированных пациентов, 13 не были обнаружены обыкновенными методами, имевшимися в распоряжении клиник, а из этих 13 восемь вносили свой вклад в клиническую картину, и эти восемь случаев нужно было лечить по семи различным протоколам. Так что введение секвенирования в клиническую практику сильно облегчит диагностику менингитов и повысит качество лечения.

Конечно же, говоря об успехах в борьбе с нейроинфекциями, невозможно обойти тему вируса Зика. Чуть более трех лет назад заражение вирусом во время инфекции было обозначено как основная причина микроцефалия и других аномалий в развити плода. Последующие данные [3] 216 младенцев от матерей, зараженных вирусом Зика, показали, что аномалии при рождении исчезают в течение 2-3 лет у 49% пострадавших младенцев, но – с другой стороны, у четверти из здоровых младенцев при рождении появились проблемы в раннем детстве (включая вторичную микроцефалию). Это говорит о необходимости более длительного наблюдения за подобными пациентами.

Кроме того, значительный прогресс достигнуть в понимании механизмов, лежащих в основе нейропатогенности вируса Зика.

Систематическое сравнительное картирование взаимодействия белков вируса и хозяина выявило,  что белок вируса Зика NS4A ингибирует ключевые функции из белка хозяина ANKLE2 в развивающемся мозге, тем самым способствуя развитию микроцефалии [4].

Поскольку потеря или снижение экспрессии ANKLE2 связаны с микроцефалией [5], то внутриутробная генная терапия, нацеленная на ANKLE2, может стать стратегией противодействия вирусу Зика в части вызванной им микроцефалии.

Кроме этого, в 2019 году был предложен новый  подход лечения пациентов с прогрессирующей мультифокальной лейкоэнцефаломиелопатией (PML). PML – это тяжелая оппортунистическая инфекционная болезнь мозга, ввызванная так называемым вирусом Джона Каннингема (JC-virus, полиомавирус человека тип 3). PML поражает пациентов с ослабленным иммунитетом и часто становится осложнением терапии натализумабом у пациентов с рассеянным склерозом.  В таком случае обычно прекращают лечение основным случаем, однако сейчас было предложено лечение препаратом из класса антител-ингибиторов контрольных точек, а именно пембролизумабом. У восьми пациентов с разными причинами ослабления иммунитета (в том числе – ВИЧ или лимфома), наступило облегчение или ремиссия PML, а в пяти случаях из этих восьми наблюдалось снижение вирусной нагрузки по вирусу Джона Каннингема.  Впрочем, хотя результаты и обнадеживают, требуются дополнительные данные для того, чтрбы определить эффективность и профиль риска терапии для пациентов с разными первичными заболеваниями [6].


Подготовил Алексей Паевский

Neurological infections in 2019: challenges, solutions, and open questions

Koedel, Uwe et al.

The Lancet Neurology, Volume 19, Issue 1, 19 – 20

 

Литература:

 

  1. Lees JA, Ferwerda B, Kremer PHC, et al. Joint sequencing of human and pathogen genomes reveals the genetics of pneumococcal meningitis. Nat Commun 2019; 10: 2176.
  1. Wilson MR, Sample HA, Zorn KC, et al. Clinical metagenomic sequencing for diagnosis of meningitis and encephalitis. N Engl J Med 2019; 380: 2327–40.
  1. Nielsen-Saines K, Brasil P, Kerin T, et al. Delayed childhood neurodevelopment and neurosensory alterations in the second year of life in a prospective cohort of ZIKV-exposed children. Nat Med 2019; 25: 1213–17.
  1. Shah PS, Link N, Jang GM, et al. Comparative flavivirus-host protein interaction mapping reveals mechanisms of Dengue and Zika virus pathogenesis. Cell 2018; 175: 1931–45.
  1. Shaheen R, Maddirevula S, Ewida N, et al. Genomic and phenotypic delineation of congenital microcephaly. Genet Med 2019; 21: 545–52.
  1. Cortese I, Muranski P, Enose-Akahata Y, et al. Pembrolizumab treatment for progressive multifocal leukoencephalopathy. N Engl J Med 2019; 380: 1597–605.