Нейрофорум как инициатива снизу 

В самом конце ушедшего года в Москве состоялся симпозиум Basic & Clinical Neurology Congress, информационным партнером которого был наш портал. Казалось бы, обычная конференция, из числа тех, которые фармкомпании и крупные медицинские учреждения проводят десятками в год. Однако в этот раз таких организаторов не было, а Первый Мед только предоставил площадку. Познакомить студентов, ординаторов и аспирантов с последними достижениями и трендами нейронаук и неврологии решили инициативой «снизу», а среди организаторов оказался «народный» проект — Medical Channel, в миру более известный как «Медач». О медицинском образовании и народных инициативах дружественный портал Indicator.Ru, в лице своего научного редактора и по совместительству — главного редактора нашего портала Алексея Паевского поговорил с одним из создателей «Медача» и одним из организаторов конференции Сергеем Ткачевым, врачом-офтальмологом и младшим  научным сотрудником Ростовского государственного медицинского университета.


— Давайте начнем с истории. Как вообще возник медицинский канал и как он из полузакрытого паблика медицинского университета превратился в мощный медицинский ресурс?

— Medical Channel мы с Викторией Соколиковой создали 31 октября 2013 года. Мы познакомились в паблике «Подслушано» Ростовского государственного университета и там же начали вести агитацию за новый проект. Вообще, Medical Channel тогда был просто способом обмениваться готовой учебной информацией в виде книг, методичек и лекционных файлов, но тем не менее идею преобразования студенчества из аморфной субстанции в активную прослойку, которым оно должно было быть, мы уже тогда активно пропагандировали.

Вообще, смешно вспоминать те далекие времена, когда кривой перевод из какого-нибудь тамблер-блога считался просто священным знанием. Началась долгая и кропотливая работа. Как наш проект из полузакрытого паблика превратился в мощный медицинский ресурс? Ответ простой — командная работа. За всем, что мы выпускаем, стоят десятки людей, вне зависимости от того, что это — организация мероприятия или выпуск перевода. Наш ключевой ресурс — это команда, костяк которой сформировался к августу 2016 года. В команде есть люди, ответственные за постинг, за редактуру, за дизайн и иллюстрации, а вот с недавних пор и за мероприятия.

В первую очередь наши материалы дополняют вузовские учебники. Кроме того, мы стараемся давать максимально свежую информацию, которая появляется в учебниках лишь спустя несколько лет (уже не говоря о том, что вузы не всегда успевают закупать новые учебники). В плане новизны мы, можно сказать, даже конкурируем с известными отечественными медицинскими изданиями.

— Мероприятия, подобные вашему симпозиуму, неразрывно связаны с качеством российского медицинского образования. Как вы оцениваете его состояние в России? В чем проблема — в студентах или в преподавателях? Можете ли назвать «прогрессивные» медвузы в России? Есть ли кардинальные различия у медицинских факультетов вузов минобровского подчинения?

— Проблема не в преподавателях и не в студентах. Проблема в среде, которая и порождает нудные лекции и пассивных студентов. Чего вы хотите, если альтернативой студенческим братствам выступает КВН, Студпрофком и даже СНО (студенческое научное общество), которое создано и продиктовано «сверху», а не является результатом деятельности инициативных и идейных студентов. И так во всем, начиная от лекций и заканчивая оборудованием в лабораториях.

В медицинских университетах студенты ходят на лекции принудительно, потому что иначе их будет ждать отработка, причем часто унизительная и бессмысленная. Например, страниц 20 рукописного текста. Естественно, что «насильно мил не будешь», поэтому студенты спешат поскорее покинуть лекционную аудиторию. Видя практически никакую отдачу от студентов, лекторы и преподаватели теряют интерес к обучению. Возникает порочный круг, причины которого лежат в самой структуре учебного процесса.

Подобная принудительная система рассматривает студентов скорее как объектов, нежели субъектов, формирует атмосферу пассивного поведения и безынициативности, где энтузиазм сохраняют лишь единицы (и то не до конца обучения). Кроме того, университетская система образования очень неповоротлива ввиду различных стандартов — знания и навыки быстро устаревают, образовательные программы не успевают обновиться.

Конечно, из всего этого есть исключения. Существуют преподаватели, которые умеют помочь с трудными моментами, компетентно ответить на вопросы. Существуют лекторы, которые умеют прекрасно доносить сложнейшие темы и идеально систематизировать учебный материал. Такие лекторы собирают полные залы не потому, что за пропущенную лекцию студентов будет ждать наказание. Другое дело, что часто унылая среда не только не способствует появлению таких ярких личностей, но и приводит к тому, что даже они со временем выгорают.

Если говорить о медицинских вузах, то, на мой взгляд, наиболее прогрессивными сейчас можно считать ПСПбГМУ имени Павлова, РНИМУ имени Пирогова, МГМУ имени Сеченова, Казанский государственный медицинский университет и, как это ни странно, КубГМУ. Учат во всех вышеперечисленных вузах качественно, а студенческая среда достаточно живая. Если говорить о медицинских вузах, которые находятся в подчинении Минобрнауки, то я лишь знаю, что студенты медицинского факультета СПбГУ используют клинические и учебные базы, которые достаются им от обычных медицинских вузов в подчинении Минздрава.

— Почему вы вдруг решили сделать такой ликбез и науч-мед-просвет по неврологии? Был ли аналогичный опыт до этого?

— Главной идеологией BnCNC была многопрофильность. Несмотря на то, что основной тематикой были нервная система, органы чувств и мозг, на нашей конфереции интересный для себя контент мог найти и невролог-клиницист, и психиатр, и нейробиолог, а также (опционально) тот, кто просто любит нейронауки.

Докладывает Дмитрий Сергеев, Научный центр неврологии


 Две аудитории, в одной из которых была клиническая часть, а в другой фундаментальная, — это отсылка к строению мозга, а кроме этого, возможность заинтересовать как можно большее количество людей. Почему именно нервная система? Сложно сказать, мне эта тема просто очень нравится, к тому же уже достаточно давно были предложения посвятить ей мероприятие.

Похожий опыт был в июне 2017 года: совместно с журналом «Психиатрия и нейронауки» мы организовывали лекторий «Психиатрия и доказательная медицина» в Санкт-Петербурге.

— Кто организовывал конференцию?

— Главным организатором был студент ВолгГМУ и главный редактор нашего проекта Павел Комарь. Татьяна Петрова и Антон Осипенко занимались оформлением постеров, сертификатов, программок и афиш, Артем Степанкин, Телли Мурадова и Валерия Михайлова готовили площадку и работали с волонтерами. Очень сильно нам помог Константин Донин из Международного медицинского кластера, который фактически спас нас, организовав печать огромного количества материалов. Моей задачей было придумать саму концепцию мероприятия, а после чего найти нужных людей для ее реализации.

— Расскажите о фактической стороне вопроса: сколько людей было, были ли неудачи?

— Всего к нам пришел 481 человек. Из них больше половины оказались студентами-медиками старших курсов, 20% — клиническими ординаторами и 6% — уже состоявшимися врачами-клиницистами. Для всех тех, кто не смог прийти, мы организовали онлайн-трансляцию на ресурсах Future Biotech и «Архэ».

Слушатели симпозиума


Организовывать было очень тяжело, но мы справились. Нам пришлось очень много бегать по Москве (буквально!) и быстро решать упавшие на наши плечи задачи — от печати сертификатов до доставки оборудования. Внезапно оказывалось, что лектор не может и необходимо срочно искать замену. Ведущий заболел, а значит, нужен другой. У людей, которые должны были организовывать кейтеринг, вышло из строя оборудование, и это случилось ровно за три дня до мероприятия. Постоянно что-то могло пойти не так, поэтому все были предельно напряжены.

— Я считаю, что нужно совмещать, что мы и стараемся делать. Главное требование — это компетентность в теме лекции и желание.

— Какое будущее вы видите за подобными мероприятиями? Смогут ли они расшевелить Минздрав и современное медицинское образование? В какие сферы еще хотели бы выдвинуться (помня опыт Высшей школы онкологии и вашего нейроконгресса)?

— Мы хотим проводить наши мероприятия как можно чаще, неважно, будут ли это небольшие собрания или целые конгрессы, но это должно быть регулярно и при этом не ограничиваться Москвой и Санкт-Петербургом. У нас нет задачи расшевелить Минздрав и Минобрнауки, наша задача — создать некую надстройку, которая поможет студентам и врачам получать актуальную информацию, но в то же время оставаться внутри существующей системы. Возможно, мы попробуем помогать молодым ученым в научной работе, а кроме того, будем стараться аккумулировать внутри создаваемой нами новой среды как можно большее количество прогрессивных людей от мира биомедицины. Что касается новых мероприятий, то пока подтверждено только одно, которое пройдет 10 февраля в Санкт-Петербурге и будет посвящено токсикологии.


Беседовал Алексей Паевский

Читайте материалы нашего сайта в FacebookВКонтакте и канале в Telegram, а также следите за новыми картинками дня в Instagram

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *