Неврологические итоги года The Lancet Neurology. Исследования сна-2020

Мы продолжаем рассказывать об итогах из разных областей нейронаук, которые ежегодно подводит журнал The Lancet Neurology. Пандемия COVID-19 отразилась и на области, посвященной исследованиям сна в 2020 году. Об основных открытиях здесь рассказывает эта статья.

Credit: Unsplash


Первые исследования нарушений сна, связанных с COVID-19, зарегистрированы в Китае. Хуанг и Чжао (1) проанализировали данные опроса 7236 добровольцев (средний возраст 35,3 года). Примерно треть участников работали в сфере здравоохранения. Около 35% опрошенных отмечали симптомы общей тревоги, 20% – депрессии, а 18% жаловались на плохое качество сна. Не удивляет тот факт, что наиболее обеспокоенные пандемией участники отмечали большее количество негативных симптомов. Работники системы здравоохранения явно испытывали огромное психологическое давление, поскольку в их ответах преобладала информация о симптомах, связанных со сферой психического здоровья.

Публикации о нарушений сна в 2020 году более часто выходили также и в других странах мира. В этих исследованиях изучалось влияние на сон инфекции SARS-CoV-2 и сопутствующих факторов: изоляции, карантина, беспокойства, стресса или финансовых потерь. По данным европейской целевой группы, симптомы бессонницы могут быть связаны с психосоциальными факторами и изоляцией (2). В Италии беспокойство по поводу COVID-19 было тесно связано с нарушениями сна. В одном из опросов (N= 2291) 57,1% респондентов сообщили о плохом качестве сна; 32,1% отмечали высокую тревожность; 41,8% указывали на высокий уровень дистресса; и 7,6% сообщили о симптомах посстравматического стрессового расстройства (3).

Международное исследование сна в период пандемии COVID-19 (4) ставит своей целью изучить такие факторы, как бессонница, кошмары, апноэ во сне, усталость, измождение, а также расстройства поведения в фазе быстрого сна. Гипотеза состоит в том, что усталость, сонливость и расстройство поведения во время быстрого сна связаны с инфекцией SARS-CoV-2 как таковой, тогда как бессонница может быть связана в основном с ограничением свободы, тревогой и другими психосоциальными факторами (2).

Хотя в поле зрения в 2020 году преобладали исследования, связанные с COVID-19, были опубликованы и другие важные работы, которые нельзя обойти вниманием. Нелеченное тяжелое апноэ во время сна становится причиной возникновения сердечно-сосудистых патологий, которые в свою очередь повышают уровень смертности. Однако экономическая эффективность применения CPAP-терапии (CPAP – Constant Positive Airway Pressure) для лечения апноэ во сне все еще не подтверждена.

Результаты двух рандомизированных исследований по лечению пациентов с тяжелым апноэ во сне могут способствовать прогрессу в этом направлении. Исследование MERGEпроводилось в Великобритании, в него вошли 233 участника с легкой формой нелеченого тяжелого апноэ во сне (5–14 по индексу апноэ-гипопноэ [AHI]). Показано, что CPAP-терапия значительно улучшила качество их жизни (по результатам опроса Short Form Health Survey) (5).

Хотя это исследование и методологически надежное, оно не дает окончательных ответов, учитывая, что период последующего наблюдения за пациентами был довольно коротким (всего 3 месяца). 81% пролеченных участников был готов продолжить CPAP после завершения исследования, но улучшение качества жизни могло быть связано и с другими факторами. При этом влияние индекса массы тела, физической нагрузки и сонливости на качество жизни не анализировалось.

Общие рекомендации таковы: пациентам с нелеченым тяжелым апноэ во сне следует похудеть, если они страдают лишним весом, избегать чрезмерного стресса и вести здоровый образ жизни. Следовательно, CPAP не может служить универсальной рекомендацией для всех случаев легкой формы нелеченого тяжелого апноэ во сне. Также необходимо оценивать не только субъективные показатели качества жизни, но и особенности дневного функционирования пациентов.

Другое крупное рандомизированное исследование было проведено в Испании. В исследовании ISAAC приняли участие 2551 человек (6). Из 1264 пациентов без чрезмерной дневной сонливости (оценка по шкале сонливости Эпворта [ESS] ≤10) и с симптомами от умеренного до тяжелого нелеченого апноэ во сне (оценка по шкале AHI ≥15), 633 были случайным образом определены в группу CPAP-терапии, а 631 получали остались под обычным уходом. Среднее время последующего наблюдения составило 3,35 года.

Никаких существенных отличий в частоте возникновения сердечно-сосудистых патологий обнаружить не удалось. 98 (16%) таких случаев наблюдались в группе CPAP и 108 (17%) – в группе обычного ухода. Отношение рисков составило 0,89 (95% ДИ 0,68–1,17; p = 0,40) (6).

К сожалению, исследователи не стратифицировали пациентов с нелеченым тяжелым апноэ во сне со средней (15–19 баллов по шкале AHI) или тяжелой (AHI ≥30) формой заболевания. Кроме того, они не включали пациентов с легкой (ESS = 11–14), средней (ESS = 15–17) или умеренно тяжелой (ESS ≥18) дневной сонливостью и нелеченым тяжелым апноэ во сне. Следовательно, результаты не могут быть обобщены на всех пациентов с синдромом обструктивного апноэ сна и особенно на пациентов со средней или тяжелой степенью (ESS >14) дневной сонливости.

Эти результаты показывают, что CPAP может не требоваться пациентам без чрезмерной дневной сонливости (ESS ≤10) и оценкой AHI ≤15. Таким образом, данные, полученные в ходе испытаний ISAAC и MERGE, весьма противоречивы. Что важнее: профилактика сердечно-сосудистых патологий в течение 3-х лет или улучшение качества жизни на ближайшие 3 месяца? Этот вопрос остается открытым. Необходимо проводить мета-анализы и дополнительные исследования, учитывающие множество факторов.

Еще одно важное открытие в области медицины сна показало, что распределение цереброспинальной жидкости находится под контролем циркадных ритмов (7). Исследователи из Копенгагена (Дания) и Рочестера (Нью-Йорк, США) предположили, что передача сигналов межклеточных ионов имеет решающее значение для контроля сна и бодрствования (8). Они также показали, что нарушение ионного гомеостаза может способствовать развитию неврологических заболеваний и когнитивно-поведенческих расстройств.

Новые исследования, проведенные Эрлендом Нагельхусом и его коллегами, также показывают, что передача сигналов Ca2+ важна в регуляции медленного сна (9). Эти новые данные подтверждают, что астроциты представляют собой ключевые элементы в регуляции мозговых функций.

Все новые доказательства указывают на то, что нарушения сна могут стать одним из самых значительных факторов риска развития нейродегенеративных заболеваний. Следовательно, все практикующие врачи должны включать вопросы о гигиене и качестве сна в диалог с пациентами.

 

  1. Huang Y, Zhao N. Generalized anxiety disorder, depressive symptoms and sleep quality during COVID-19 outbreak in China: a web-based cross-sectional survey. Psychiatry Res 2020; 288: 112954.
  2. Altena E, Baglioni C, Espie CA, et al. Dealing with sleep problems during home confinement due to the COVID-19 outbreak: practical recommendations from a task force of the European CBT-I Academy. J Sleep Res 2020; 29: e13052.
  3. Casagrande M, Favieri F, Tambelli R, Forte G. The enemy who sealed the world: effects quarantine due to the COVID-19 on sleep quality, anxiety, and psychological distress in the Italian population. Sleep Med 2020; 75:12–20.
  4. Partinen M, Bjorvatn B, Holzinger B, et al. Sleep and circadian problems during the coronavirus disease 2019 (COVID-19) pandemic: the International COVID-19 Sleep Study (ICOSS). J Sleep Res 2020; published online Nov 12. https://doi.org/10.1111/jsr.13206.
  5. Wimms AJ, Kelly JL, Turnbull CD, et al. Continuous positive airway pressure versus standard care for the treatment of people with mild obstructive sleep apnoea (MERGE): a multicentre, randomised controlled trial. Lancet Respir Med 2020; 8: 349–58.
  6. Sánchez-de-la-Torre M, Sánchez-de-la-Torre A, Bertran S, et al. Effect of obstructive sleep apnoea and its treatment with continuous positive airway pressure on the prevalence of cardiovascular events in patients with acute coronary syndrome (ISAACC study): a randomised controlled trial. Lancet Respir Med 2020; 8: 359–67.
  7. Hablitz LM, Plá V, Giannetto M, et al. Circadian control of brain glymphatic and lymphatic fluid flow. Nat Commun 2020; 11: 4411.
  8. Rasmussen R, O’Donnell J, Ding F, Nedergaard M. Interstitial ions: a key regulator of state-dependent neural activity? Prog Neurobiol 2020; 193:101802.
  9. Bojarskaite L, Bjørnstad DM, Pettersen KH, et al. Astrocytic Ca2+ signaling is reduced during sleep and is involved in the regulation of slow wave sleep. Nat Commun 2020;11: 3240.

Текст: Диана Галимова

Sleep research in 2020: COVID-19-related sleep disorders by Markku Partinen in The Lancet Neurology. January 2021.

https://doi.org/10.1016/S1474-4422(20)30456-7