Психостимуляторы: новый взгляд на старую проблему

Благодаря плацебо-контролируемому исследованию по препаратам, усиливающим когнитивные способности (CEs), в том числе производительность труда, и связанному с ним опросу выяснилось, что почти 10% ранжированных немцев-шахматистов принимали «умные таблетки» во время соревнований. Это позволило снова обратить внимание как на их действие, так и возможные опасности.

 

Илл: Stockvault.net


Польза или вред?

Несколько лет назад по СМИ прошла волна отрицательных сообщений, осуждающих использование таких препаратов, как метилфенидат (стимулятор, применяемый для лечения расстройств дефицита внимания/гиперактивности – СДВГ), и модафинил (аналептик для лечения нарколепсии, апноэ во сне, используется при частой смене часовых поясов для восстановления циркадных ритмов, ). Эти вещества действуют по типу легких наркотиков и повышают внимание, производительность мозга и концентрацию. Ввели даже такой термин: «косметическая неврология».

В то время как внимание средств массовой информации к ним сейчас ослабляется, подпольное применение, а с недавних пор в США и легальное (модафинил продается в аптеках), только нарастает. Например, исследование, проведённое в 2013 году, показало, что 19,9% из 1105 немецких хирургов, признались, что хотя бы раз, но принимали стимуляторы незаконно для того, чтобы повысить производительность мозга. Есть и другие работы, где опросы проводились среди студентов, которые продемонстрировали даже более высокий процент их применения среди учащейся молодёжи.

Формула модафинила


Модафинил, одобренный FDA в США, повышает уровни катехоламинов в коре, в то же время косвенно увеличивая концентрацию в мозге серотонина, глутамата, орексина и гистамина, а также подавляя уровни γ-аминомасляной кислоты (ГАМК). Его статус лидера среди CEs в основном основан на исследованиях, которые оценивали его воздействие на людей с когнитивными нарушениями, связанными с нервно-психическими расстройствами.

Барбара Саакян (Barbara Sahakian), профессор по клинической нейропсихологии в Кембриджском университете, исследует эффективность CEs при терапии когнитивных нарушений, связанных с определёнными психическими и неврологическими расстройствами (например, болезни Альцгеймера, Паркинсона, рассеянный склероз), уже много лет, и она серьёзно обеспокоена таким интересом.

«У нас нет долговременных исследований на здоровых людях, которые бы наглядно показывали, что они в полной безопасности в том случае, если будут принимать эти препараты постоянно», — говорит она.

Сама Саакян провела такое исследование на абсолютно нормальных добровольцах в 2013 году, обнаружив, что препарат значительно улучшил умственную производительность, включая рабочую память и гибкость мышления. Причем, помимо этого он поднял и мотивацию. Это не привело людей в эйфорию, но заставило их лучше справляться с задачей.

Основным трудом с действительно серьёзными оценками стал мета-анализ, проведённый в 2015 году и состоявший из 24 исследований, опубликованных в период с 1990 по 2014 год, в которых изучалось влияние модафинила на здоровых людей, страдающих бессонницей. В нем авторы сделали вывод о том, что наркотик обострил способность принятия решений и возможность планировать, чем улучшил внимание и учёбу. Но опять же – ни в одной из 24 статей не учитывались отдаленные последствия длительного приёма.

Ещё одна головная боль WADA

Скрытое использование умственных стимуляторов людьми без каких-либо патологий ради своего преимущества привлекло внимание Клауса Либа (Klaus Lieb), заведующего кафедрой психиатрии и психотерапии в Университете Майнца, и его партнёров по работе в Германии и Швеции. Они провели опрос немецких хирургов, обнаружив, что 1 из 5 использует CEs, и задались вопросом, насколько препараты окажутся эффективными для шахматистов?

В экспериментальную группу вошли 39 высокорейтинговых гроссмейстеров Немецкой шахматной федерации, которые сыграли под действием модафинила, метилфенидата или кофеина более 3000 15-минутных игр против компьютеров, соответствующих их уровню навыков. Исследователи сообщили, что игроки, принимавшие модафинил и метилфенидат, выиграли в целом больше игр, хоть и размышляли о своих ходах иногда чуть дольше.

Положительная связь удивила Либа. Согласно его гипотезе, невозможно улучшить то, что уже и так работает на максимально возможном уровне.

Результат оказался тревожным, так как подразумевал, что даже эта классическая настольная игра уязвима для допинга. Но учёные пошли дальше и обнаружили кое-что ещё. Используя рандомизированное онлайн-анкетирование, они опросили всех членов Немецкой шахматной федерации относительно того, пользовались ли они когда-нибудь психоактивными веществами в прошлом, включая не только модафинил и метилфенидат, но и амфетамины, β-блокаторы, эфедрин и марихуану. Анонимные ответы выдали то, что 8,9 процентов респондентов в своё время «грешили» как рецептурными, так и запрещёнными препаратами для улучшения качества своей шахматной игры.

Теперь очередь за реакцией WADA, а также другими учёными, которые всё же возьмутся выяснить, что будет, если препарат станут долго принимать здоровые люди.

Текст: Анна Хоружая

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *