Кетамин против депрессии

Популярный антагонист глутаматных рецепторов – кетамин – нашёл себе применение в новой области. Он оказался эффективен при одном из самых тяжело поддающихся терапии видов депрессии. Исследование опубликовано в Journal of Child and Adolescent Psychopharmacology.

Кристаллы кетамина


Депрессия давно перестала быть редким заболеванием. Число больных растет с каждым годом. Но медицинском сообществу необходимо помнить о том, что не всегда количество – решающий фактор. Необходимо обращать внимание ещё и на качество. Важно не только количество больных, но и то, насколько они поддаются лечению.

Того широкого арсенала методов терапии, которым мы располагаем, не всегда достаточно для достижения эффекта. Зачастую врачи сталкиваются с фармакорезистентной депрессией, от которой разрешённые препараты не помогают, поэтому поиски новых способов продолжаются и среди запрещённых.

Формула кетамина


На этот раз исследователям удалось добиться разрешения на испытание кетамина, препарата, который раньше использовался для наркоза, а потом и для намеренного достижения наркотического опьянения. Это и послужило причиной ограничения его распространения, но он все еще является блокатором глутаматных рецепторов.

В исследование была включена самая животрепещущая выборка: резистентные к медикаментозной терапии подростки 12-18 лет, которые не ответили как минимум на два метода лечения.

Кетамин им вводили внутривенно в дозировках гораздо ниже наркотических. Эффект оказался значительным: на экспериментальное лечение ответили 38% испытуемых, большая часть из них достигла полной ремиссии. По шкале оценки детской депрессии средний балл снизился практически вдвое.

Это исследование еще немного приоткрывает завесу исследований запрещенных препаратов в терапевтических целях и заодно подчеркивает роль глутамата в развитии депрессии. Его рецепторы могут стать потенциальными мишенями для новых антидепрессантов.


Текст: Дарья Тюльганова

 

Intravenous Ketamine for Adolescents with Treatment-Resistant Depression: An Open-Label Study

Kathryn R. Cullen, Palistha Amatya, Mark G. Roback, Christina Sophia Albott, Melinda Westlund Schreiner, Yanan Ren,Lynn E. Eberly, Patricia Carstedt, Ali Samikoglu, Meredith Gunlicks-Stoessel, Kristina Reigstad, Nathan Horek, Susannah Tye,Kelvin O. Lim, and Bonnie Klimes-Dougan

Published Online:13 Jul 2018 https://doi.org/10.1089/cap.2018.0030

 

Читайте материалы нашего сайта в FacebookВКонтактеЯндекс-Дзен и канале в Telegram, а также следите за новыми картинками дня в Instagram.

Почему люди с депрессией плохо спят?

Британские ученые в своей статье, опубликованной в JAMA Psychiatry готовы ответить на этот вопрос: все дело в слишком сильной связи между определенными областями мозга.


Пациенты с депрессивными расстройствами в 75% случаев с трудом засыпают, спят тревожно и мало – открывая глаза в 5 утра невыспавшимися, им приходится смиряться с наступлением нового дня, не отдохнув от предыдущего. Подобная связь нарушений сна и депрессии показана во множестве исследований, но до сих пор ученым не удалось выяснить, где причина, а где следствие.

Ученые из Уорикского университета проанализировали данные более 10 000 человек, чтобы прийти к выводу о том, что причина кроется в слишком сильной функциональной связи между областями мозга, отвечающими за кратковременную память (дорсолатеральная префронтальная кора), осознание внутреннего «я» (прекунеус) и отрицательные эмоции (орбитофронтальная кора).

Усиление связи между этими областями приводит к ситуациям, с которыми хоть раз в жизни сталкивался каждый: трудности с засыпанием, прокручивание в голове ситуаций, диалогов, в которых (как теперь кажется) надо было повести себя по-другому… Самокопание и припоминание негативных ситуаций приводит к нарушению режима сна и параллельно не приносит положительных эмоций, усугубляя отрицательное отношение к себе.

Это открытие так и не привело к пониманию причинно-следственной связи между расстройствами, но значительно прояснило ситуацию. Поэтому людям из группы риска перед сном стоит хотя бы настроить себя на позитивный лад: вспомнить, что хорошего произошло за день, найти причину себя похвалить или просто посмотреть милые семейные фото.


Текст: Дарья Тюльганова

Functional Connectivities in the Brain That Mediate the Association Between Depressive Problems and Sleep Quality

Wei Cheng, Edmund T. Rolls, Hongtao Ruan  et al

JAMA Psychiatry. Published online July 25, 2018. doi:10.1001/jamapsychiatry.2018.1941

 

Читайте материалы нашего сайта в FacebookВКонтактеЯндекс-Дзен и канале в Telegram, а также следите за новыми картинками дня в Instagram.

 

 

Депрессия и антидепрессанты связаны с повышенным риском тромбоэмболии

Исследователи выявили связь между депрессией, использованием антидепрессантов и повышенным риском венозной тромбоэмболии (VTE). Новая работа учёных из отдела исследований опорно-двигательного аппарата Университета Бристоля также обнаружила, что образование сгустков крови не привязано к какому-либо классу антидепрессантов. Подробности опубликованы в журнале Annals of Medicine.

Credit: Neurosciencenews.com


Венозная тромбоэмболия – это состояние, при котором происходит образование кровяных сгустков в глубоких венах таза или ног. При отрыве фрагмента сгустка возможна закупорка просвета сосуда в лёгких и блокировка тока крови к органу, что может привести к летальному исходу. Люди с тромбами в сосудах всё время рискуют своей жизнью: эмбола может отделиться от сгустка в любой момент и тогда необходима незамедлительная помощь. Учёные из Университета Бристоля провели пересмотр ранних работ, в которых оценивалась связь между депрессией, антидепрессантами и повышенным риском венозной тромбоэмболии.

Некоторые работы сообщали о совместном влиянии депрессивного состояния и приёма препаратов, однако, в других публикациях содержались противоположные данные. Учёные объединили все материалы и пришли к новым выводам.

Хотя исследователям не удалось найти прямых доказательств влияния депрессии и антидепрессантов в отдельности или совместного влияния на тромбоэмболию, их мета-анализ выявил определённую связь между тремя факторами. Удалось установить корреляцию приема самых разных андитепрессантов с тромбоэмболией, в том числе самых распространенных групп – трициклических антидепрессантов и селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС).

Антидепрессанты имеют множественные показания, которые включают тревогу, боль и невралгию, их использование растёт в глобальном масштабе. Учитывая, что на лечение венозной тромбоэмболии расходуется немалый процент бюджета системы здравоохранения, результаты исследования подчеркивают необходимость оценки риска побочного эффекта для каждого пациента.

По мнению учёных, результаты их анализа очень полезны как для врачей, так и для исследователей. Они дают необходимую информацию в ситуации назначения антидепрессантов пациентам. Но чтобы точно определить, существует ли корреляция между депрессией, её лечением и возникновением тромбов в сосудах, необходимы дополнительные испытания, в которых депрессия отделена от препаратов. Например, проведение оценки риска тромбоэмболии у людей, принимающих антидепрессанты для лечения неврологических или желудочно-кишечных заболеваний.


Текст: Екатерина Заикина

Depression, antidepressant use, and risk of venous thromboembolism: systematic review and meta-analysis of published observational evidence

Вy Setor K. Kunutsor, Samuel Seidu & Kamlesh Khunti

doi:10.1080/07853890.2018.1500703

 

Читайте материалы нашего сайта в FacebookВКонтактеЯндекс-Дзен и канале в Telegram, а также следите за новыми картинками дня в Instagram.

Найден новый вид депрессии

Исследователи из университета Хиросимы обнаружили новый тип депрессии, на развитие которого влияет специфический белок RGS8. Выводы работы, опубликованной в Neuroscience, могут объяснить, почему некоторые из страдающих депрессией пациентов устойчивы к современным методам лечения, и помочь разработать для них новые медицинские протоколы. 


Депрессия — ментальное расстройство, которым страдает более 4% населения Земли, а в возрастной группе старше 40 лет – как минимум, каждый десятый. Больные испытывают сниженное настроение и ангедонию, двигательную заторможенность и нарушения мышления. Депрессия увеличивает склонность к суицидальным попыткам, особенно в юношеском возрасте (где проявления заболевания хотя бы в слабой форме отмечаются у 15-20% людей). Причиной болезни могут быть события во внешней жизни пациента, другие заболевания, прием препаратов. Кроме того, существует эндогенная депрессия.

Депрессии поддаются лечению, методы которого зависят от причины возникновения заболевания. Это психотерапевтическая и социальная помощь, а также фармпрепараты — основное средство при эндогенной депрессии. Основная гипотеза возникновения истинной депрессии — нехватка или неправильный обратный захват моноаминов — серотонина и норадреналина. Однако существующие группы препаратов не помогают более чем трети пациентов.

«Очевидно, что нам нужен новый препарат! Нам нужно другое объяснение того, что может вызвать депрессию», — говорят авторы работы Юмико Сайто и Юки Кобаяши, нейробиологи из Университете Хиросимы.

Исследователи проверили гипотезу участия белка RGS8 в развитии депрессивных расстройств. В своей предыдущей работе они обнаружили, что RGS8 контролирует гормональный рецептор, называемый MCHR1. Области мозга, связанные с движением и регулированием настроения, показывают признаки экспрессии RGS8. MCHR1 помогает регулировать сон, питание и настроение, а RGS8 инактивирует MCHR1 в культивируемых клетках. Гипотеза предполагает, что уменьшение количества RGS8 вызывает усиление депрессии.

Для проверки гипотезы ученые провели тесты на мышах. Чтобы исследовать роль RGS8 in vivo, они создали трансгенных мышей, сверхэкспрессирующих RGS8, и сравнили их поведение и мозг с контрольной группой обычных мышей. В плавательном тесте, который используется для анализа депрессивного поведения животных, мыши с увеличенным количеством RGS8 меньше времени проводили в неподвижности, чем мыши контрольной группы. При приеме антидепрессантов, которые действуют на моноамины, у мышей RGS8 время неподвижности было еще меньше. Однако, когда мышам давали антагонист MCHR1, останавливающий его работу, время неподвижности не изменялось – в отличие от контрольной группы.

«У этих мышей появился новый тип депрессии, – отмечает Сайто. – Моноамины, похоже, не участвовали в этом депрессивном поведении. Вместо этого был MCHR1».

При микроскопическом исследовании мозга мышей ученые исследовали взаимосвязь между MCHR1 и RGS8, а конкретнее — размер клеточных ресничек в области гиппокампа CA1, где концентрация RGS8 была самой высокой. Эти сенсорные органеллы опосредуют внеклеточную сигнализацию. За последние десять лет обнаружены связь дисфункциональных ресничек с различными заболеваниями, например ожирением, болезнями почек и сетчатки. Не так много известно об их связи с расстройствами настроения.

Команда обнаружила, что мыши с повышенным содержанием RGS8 в нервной системе, которые принимали препарат, прекративший работу MCHR1, не просто демонстрируют менее депрессивное поведение, нежели обычные, но и имеют более длинные MCHR1-положительные реснички.

В сумме данные исследования показывают, что RGS8 участвует в управлении депрессионного поведения через цилиарный MCHR1, который экспрессируется в области CA1. В будущем через управление уровнем RGS8 можно будет лечить расстройства настроения. Таким образом, RGS8 является перспективным кандидатом на роль основы для разработки новых антидепрессантов.


Текст: Полина Гершберг 

Depression-resistant Phenotype in Mice Overexpressing Regulator of G Protein Signaling 8 (RGS8) 
Yuki Kobayashi, RisaTakemoto, Shogo Yamato, Tomoya Okada, Michihiko Iijima, Yoshikatsu Uematsu, Shigeyuki Chaki, Yumiko Saito 
Neuroscience 
Volume 383, 15 July 2018, Pages 160-169 
https://doi.org/10.1016/j.neuroscience.2018.05.005

 

Читайте материалы нашего сайта в FacebookВКонтактеЯндекс-Дзен и канале в Telegram, а также следите за новыми картинками дня в Instagram.

Нейростарости: долгий путь депрессии

Neuronovosti.ru потихоньку расширяют область познания. Мы решили охватить в том числе немецкие источники новостей из мира нейробиологии, одним из которых стал портал Spectrum.de, и сегодня обсудим обзорную работу о депрессии. Она появилась в журнале “Spektrum der Wissenschaft Verlagsgesellschaft” ровно 20 лет назад.

Credit: publiс domain


Причины депрессии кроются не только во внешних факторах. Одним из пусковых механизмов заболевания выступают и нарушения биохимического состава мозга. К такому выводу пришли немецкие учёные ещё в 1998 году.

Болезненная меланхолия может иметь множество причин. Так, эндогенная депрессия появляется  из-за нарушений в биохимических процессах. Сейчас ежегодно выходит большое количество работ, посвящённых этой проблеме, и это хорошо, так как большее понимание такой взаимозависимости обещает целенаправленное лечение болезни, которая часто приводит к самоубийству.

Любая клиническая депрессия почти всегда представляет из себя нечто совершенно иное, чем состояние угнетённости и нежелания что-либо делать, через которое все когда-нибудь проходили в своей жизни. Такая разрушающая тоска отбирает много душевных сил и влечёт за собой множество других симптомов. Пациенты помимо мыслей о суициде страдают и от чувства вины и глубокого чувства неполноценности. Часто им сложно чётко мыслить, помнить о чём-то или просто радоваться. Нередко депрессия сопровождается тревогой и бессилием. Многие не могут есть и спать, а некоторые делают это в неумеренных количествах.

Психологи и нейробиологи часто спорят о причине депрессии: возникает ли она из-за саморазрушения и травмирующего жизненного опыта или из-за биологических процессов. Но нужно понимать, что всё это взаимосвязано. Существует множество доказательств того, что развитие болезни, независимо от толчка, может в конечном итоге привести к биохимическим изменениям в центральной нервной системе. Только они в конечном итоге вызывают глубокую подавленность и другие характерные клинические симптомы.

Исследователи  подтверждают, что биологические детерминанты депрессии можно понять подробно, что, в свою очередь, будет полезно для диагностики, лечения и профилактики. Алгоритм лечения депрессии заключается в том, чтобы выяснить, в каких показателях пациенты имеют различия.  Например, в некоторых случаях снижение активности одного конкретного нейромедиатора (химического вещества, которое передаёт информацию между нейронами) может стать таким значительным, что приведёт к развитию заболевания.

Ещё одна цель – классифицировать депрессии с относительно небольшим количеством диагностических усилий. Для этого нужно относительно легко определить биомаркеры. Ими могут стать, например, девиантные уровни определённых молекул в крови, а также изменения в некоторых областях мозга, которые можно легко визуализировать.

Следующий шаг – индивидуальное лечение. До сих пор психиатрам приходилось в основном полагаться на свою интуицию при выборе антидепрессантов. И часто у них не было выбора, кроме как попробовать несколько лекарств одно за другим. А это, в свою очередь, сильно повышало риск того, что пациент совершит суицид.

Сегодня  антидепрессанты имеют меньше побочных эффектов, чем раньше. Во многих случаях они облегчают симптомы и помогают человеку. Тем не менее, депрессия ухудшает качество жизни и явно не способствует экономической производительности.

Так, в Соединенных Штатах от 5 до 12 процентов  мужчин и от 10 до 20 процентов женщин переживают серьёзный депрессивный эпизод в какой-то момент жизни. Почти половина из них даже более одного раза. Примерно один из десяти пациентов, то есть около 2-х процентов  населения, также испытывает маниакальные изменения психики, чередующиеся с депрессивными фазами. В это время пациент полон корпоративного аппетита, много и быстро говорит, почти не нуждается во сне.

Напротив, депрессивная фаза буквально убийственная: каждый год умирают около 15 процентов людей, прошедших сквозь депрессивные и маниакально-депрессивные состояния. По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний, самоубийство было девятой ведущей причиной смерти в 1996 году в Соединенных Штатах (сразу за СПИДом): официально зарегистрировано 30 862 случая, из которых примерно половина случилась вследствие депрессии. Часть смертельных автомобильных происшествий, например, также может представлять, по данным исследователей, скрытое самоубийство.

Экономические потери, связанные с этим заболеванием, также значительны: в США в 1992 году они составляли 43 млрд. долл., главным образом из-за ограниченных или снижающихся показателей работы.

Следует также учитывать последствия значительной депрессии при других заболеваниях. Выросло число свидетельств того, что такие люди чаще страдают от сердечных приступов или инсультов. А онкологические пациенты значительно теряют качество жизни.

Удивительно, что прошло два десятка лет, но ситуация не просто не улучшилась, а даже ухудшилась, хотя ясное понимание причин, приводящих к заболеванию, до сих пор не достигнуто, не смотря на все усилия. Это исследование прекрасно демонстрирует, что комплексная проблема также должна решаться комплексно, но даже это не гарантирует быстрый результат. Тем не менее, учёные пока руки не опускают.


Текст: Ирина Помеляйко

Neurobiologie der Depression by Charles B. Nemeroff in Spektrum der Wissenschaft Verlagsgesellschaft. Published 01.08.1998

Читайте материалы нашего сайта в FacebookВКонтакте и канале в Telegram, а также следите за новыми картинками дня в Instagram

Pfizer выпустила мобильное приложение для контроля депрессии

Кажется, фармацевтические компании начали понимать, что современная терапия – это не только препараты. Компания Pfizer выпустила мобильное приложение, которое должно помочь пацинетам с депрессией. Приложение бесплатно, но пока что доступно только для iOS. О новой программе пишет ресурс Mobihealhnews. 

Программа получила название Moodivator, слово, «склеенное» из слов «mood»  «настроение»  и «мотиватор». Это простенькое приложение, тем не менее, может оказать существенную поддержку пациенту с депрессией и его врачу. Moodivator отправляет пользователю мотивирующие сообщения, которые настраиваются в зависимости от их полезности, кроме этого, в нем можно ставить перед собой выполнимые цели и отмечать их достижение, что является важным элементом когнитивно-поведенческой терапии депрессии.

moodivaor
Кроме этого, в приложении есть возможность вести дневник настроение, что очень важно для ведущего пациента врача: хорошо известны трудности адекватно оценить прошлое настроение для пациентов с депрессией.
Текст: Алексей Паевский