Ханс Бергер: антисемит-повелитель «музыки» мозга

Словосочетание «отец чего-то» — всегда упрощение. Вот, скажем, взять «отца ЭКГ» — Виллема Эйнтховена. Он же не первый получил электрокардиограмму — первым записал сердечный ритм своего бульдога Огастес Уоллер. Но Эйнтховен отработал метод и ввёл его в клиническую практику. Та же самая история и с электроэнцефалографией.


Сам факт электрической активности мозга зафиксировал ещё в далёком 1875 году Ричард Катон. Мало кто знает, что уже 9 лет спустя электрическую активность мозга при помощи… телефона изучал наш великий соотечественник Николай Введенский (он буквально слушал в телефон помехи, создаваемые электрической активностью мозга). Но это, конечно, ещё не было электроэнцефалографией, поскольку слово состоит из трёх корней: «электро» + «мозг»+ «пишу». Активность мозга нужно было ещё записать.

Первый шаг к этому сделал первый «отец ЭЭГ», киевлянин с частично казанским образованием, Владимир Правдич-Неминский, который в 1912 году с использованием того самого гальванометра, который сконструировал для ЭКГ Виллем Эйнтховен, получил электроцереброграмму. Собаки. Чувствуете разницу? Правдич-Неминский записал активность, снятую напрямую с мозга. И не человека.

Владимир Правдич-Неминский


Оставалось сделать ещё два шага: снять активность мозга напрямую с черепа и сделать это на человеке. Оба этих шага совершил через полтора десятка лет после Правдич-Неминского немец Ханс Бергер — очень непростой человек с очень трагической судьбой.

Нейронное электричество

Бергер родился в городке Нойзес, сейчас ставший частью более крупного города Кобурга 21 мая 1873 года. Сын врача, он тоже пошёл по медицинской линии. Впрочем, сначала он попытался учиться астрономии в Университете Йены, но понял, что это – не его, и перевёлся на медицинский факультет.

Отто Бинсвангер


Бергер стал учеником (а потом и ассистентом — с 1897 года) известного физиолога Отто Людвига Бинсвангера, открывшего мультиинфарктную деменцию (болезнь Бинсвангера). Именно Бинсвангер и его ассистенты — Оскар Фогт и Корбиниан Бродманн (да-да, поля Бродманна — его след в медицине и анатомии) — повлияли на то, чтобы Бергер занялся изучением мозга и локализацией его функций.

Корбиниан Бродманн


Какое-то время Бергер пытался нащупать связь между деятельностью мозга и психическими функциями, измеряя мозговую пульсацию через дыру в черепе. Но разочаровался в экспериментах.

Нужно сказать, что в Хансе Бергере сочетались четкий материализм и вера в парапсихологические явления. И главная его цель состояла в том, чтобы найти физические основы паранормального. Особенно интересовала Бергера телепатия. И именно интерес к телепатии привёл нашего героя к изучению электрической активности мозга.

Уже в 1902 году он пытается измерить электрическую активность открытого мозга капиллярным электромером Липпмана. Потом — гальванометром Эдельмана. Но восемь лет работ – и всё тщетно.

Бергер не отчаивается и изучает работы Катона, поляка Адольфа Бека и Правдич-Неминского. И решает работать до тех пор, пока не получится. При этом, надо сказать, Бергер никому и ничего не говорил. Он патологически боялся конкурентов, и становился всё более нелюдимым и замкнутым.

Исследователь экспериментировал в свободное от работы время, подкалывая испытуемым электроды под кожу. С одним пациентом начало получаться — но у него оказалась дыра в черепе, заросшая.

Дыра в голове на пользу науке

Бергер сконструировал собственный прибор — и, благодаря его скрупулёзности, мы знаем, когда родилась электроэнцефалография. 6 июля 1924 года записана первая ЭЭГ человека.

Одна из первых ЭЭГ 


Бергер для записи ЭЭГ с поверхности скальпа применял свинцовые, цинковые и платиновые электроды, а в качестве референта использовалась серебряная ложечка, помещённая в рот пациента. Посредством подключения к осциллографу, Бергер получал визуальное изображение биоэлектрической активности на мониторе.

Бергер сделал 73 записи ЭЭГ своего пятнадцатилетнего сына Клауса. Первая выявленная им частота мозговых электрических колебаний лежала в диапазоне 10 Гц и варьировала от 8 в 12 Гц. Сейчас они называются альфа-ритмами. Открыл Бергер и бета-ритмы. Параллельно, как честный учёный, он был вынужден признать, что никакой телепатии ему зафиксировать не удалось.

Рабочие записи ЭЭГ 


Пять лет проверок — и в 1929 году Бергер обнародовал новый метод. И что вы думаете? Его сразу признали, начался фурор, и через пару лет — Нобелевская премия? Ничего подобного. Впрочем, справедливости ради, нужно сказать, что на «Нобеля» его номинировали. И первым это сделал человек, который всё-таки принёс Бергеру известность. Сэр Дуглас Эдриан. В 1940 году. И тут, пожалуй, нужно сказать, что то, что в 1940-1942 годах премия не присуждалась по причине войны (хотя номинации были) — это хорошо. А почему — мы расскажем чуть ниже.

Сэр Дуглас Эдриан


Пока же надо сказать, что Эдриан, ставший уже в 1932 году нобелевским лауреатом, заинтересовался работами Бергера, полностью их перепроверил и использовал весь свой авторитет для того, чтобы и метод, и сам Бергер получили признание.

В 1937 Бергера пригласили принять участие в симпозиуме по биоэлектрической активности головного мозга на конгрессе психологов в Париже. Бергер был избран председателем конгресса вместе с Эдрианом. Его приняли с большим почётом, как настоящую научную рок-звезду. Известно даже то, что Бергер со слезами на глазах воскликнул: «У себя в Германии я не столь знаменит».

Бергер в своем кабинете


От науки до ненависти — один шаг

Увы, не всегда мы можем говорить одинаково хорошо о научных достижениях учёного и о самом учёном, как о человеке. Уже во время работы над ЭЭГ Бергер слыл не самой приятной личностью. Однако совсем неприглядными выглядят в свете ставших известными в XXI веке документов последние годы жизни Бергера. Его дневник, как оказалось, пестрил антисемитскими высказываниями, а сам Бергер работал некоторое время экспертом в так называемом Erbgesundheitsgericht, нацистском «Суде генетического здоровья», приговорившем 400000 «генетически неполноценных» к стерилизации. Более того, Бергер был членом-покровителем СС (Förderndes Mitglied der SS), и когда в 1941 году известный адепт расовой гигиены Карл Астель пригласил Бергера снова поработать в генетическом суде, тот ответил: «Я с радостью готов снова работать в качестве эксперта в «Суде генетического здоровья» в Йене, за что благодарю вас».

Однако — не суждено. Бергер давно страдал серьёзной депрессией, к которой прибавилось измучившее его кожное заболевание, и 1 июня 1941 года он пришёл на работу и повесился в южном крыле своей клиники.

И финальный штрих к истории первой в мире ЭЭГ. Как мы помним, первые принципы ЭЭГ были изучены, и сама первая ЭЭГ сняты на сыне Бергера — Клаусе. В 1939 году он был подающим надежды геологом, но пошёл в нацистскую армию. Был награждён за польскую кампанию и… сложил голову под Ленинградом 26 ноября 1941 года.

Вместо послесловия

Как мы уже писали, Бергер не получил Нобелевскую премию, но номинировался на неё. Шесть раз. Трижды — посмертно, хотя статус премии запрещает посмертное присуждение. Последний раз Бергера номинировали в 1950 году. Видимо, Вторая Мировая настолько смешала все карты, что европейские коллеги просто не знали, что создатель ЭЭГ уже завершил свои счёты с жизнью.

Конечно, Бергером, Правдичем-Неминским, Эдриеном и Катоном пионерская история ЭЭГ не заканчивается. Мы уже рассказали об Адольфе Беке и о Наполеоне Цыбульском, можно рассказать и об Эрнсте фон Марксове, и о харьковчанине Василии Данилевском, и о Николае Введенском. Мы обязательно сделаем это — в свой срок.


Текст: Алексей Паевский