История нейронаук: открытие действия ЛСД-25

Один из самых противоречивых и скандальных веществ в области нейронаук – это диэтиламид лизергиновой кислоты, или, попросту, ЛСД-25. Активно использующийся в 1950-1960-х годах психиатрами, изучавшийся в научных учреждениях, потом повсеместно запрещённый в числе наркотиков, а недавно снова вернувшийся в научный оборот психотроп синтезировал Альберт Хоффман ещё до войны, 16 ноября 1938 года. Предшественником стала лизергиновая кислота – центральный алкалоид паразита пшеницы – спорыньи. Однако, что именно у него получилось, Хоффман понял только через пять лет, 16 апреля 1943 года.


800px-LSD-2D,_3D

Молекула ЛСД-25. Wikimedia Commons


Нужно сказать, что базельский химик работал не сам по себе. Создание ЛСД-25, как и героина – полностью на совести фармацевтических компаний. Только героин создан в недрах компании Bayer (и, кстати, разработал его производство тот же человек, что и создал аспирин), а Альберт Хоффман трудился на компанию Sandoz, которая сейчас именуется Novartis. Число «25» означает то же самое, что и «606» в названии «Препарата 606» Эрлиха – порядковый номер получившегося вещества.


Albert Hofmann

Альберт Хоффман в возрасте 100 лет (всего он прожил 102 года).  Wikimedia Commons


Волшебная таблетка

Психоделическое действие ЛСД было открыто случайно: после синтеза ЛСД протестировали в качестве потенциального дыхательного стимулятора и отложили. Пять лет спустя Хоффман решил «посмотреть ещё раз» на созданное им вещество и синтезировал его снова. Во время этого синтеза вещество попало на кончики его пальцев и впиталось в кожу. Хоффман описывает последующий эффект так:

«В … пятницу, 16 апреля 1943 года, я вынужден был прервать свою работу в лаборатории в середине дня и отправиться домой, поскольку испытывал заметное беспокойство в сочетании с лёгким головокружением. Дома я прилёг и погрузился в не лишённое приятности состояние, подобное опьянению, отличавшееся крайне возбуждённым воображением. В сноподобном состоянии, с закрытыми глазами (я находил дневной свет неприятно ярким), я воспринимал непрерывный поток фантастических картин, удивительных образов с интенсивной, калейдоскопической игрой цветов. После приблизительно двух часов это состояние постепенно исчезло. В целом, это был необыкновенный опыт – как в его внезапном начале, так и в его странном течении.»

Через три дня состоялась знаменитая «поездка на велосипеде», когда Хоффман уже добровольно принял дозу ЛСД, чтобы отчетливо понять, как действует это вещество на организм. Поскольку машины тогда были запрещены (из-за военного времени), Хоффман отправился домой из лаборатории на велосипеде (к счастью, в сопровождении ассистента). Вот что писал сам «подопытный» (приводим цитату в переводе Аркадия Курамшина):

«Эксперимент над собой

19.04.43 16:20: Принято орально 0.5 куб.см. 1/2 промильного раствора тартрата диэтиламида = 0.25 мг тартрата. Разбавлен приблизительно 10 куб.см. воды. Без вкуса.

17:00: Отмечается головокружение, чувство тревоги, визуальные искажения, симптомы паралича, желание смеяться.

Добавление от 21.04:

Отправился домой на велосипеде. 18:00 – прибл. 20:00 наиболее тяжёлый кризис. (См. специальный отчёт).

Здесь заметки в моем лабораторном журнале прерываются. Я мог писать последние слова лишь с большим усилием. Теперь мне стало ясно, что именно ЛСД был причиной удивительного происшествия в предыдущую пятницу, поскольку изменения в восприятии были теми же, что и раньше, только более сильными. Мне приходилось напрягаться, чтобы говорить связанно. Я попросил моего лабораторного ассистента, который был информирован об эксперименте, проводить меня домой. Мы отправились на велосипеде, так как автомобиля не было из-за ограничений военного времени. По дороге домой моё состояние начало принимать угрожающие формы. Всё в моём поле зрения дрожало и искажалось, как будто в кривом зеркале. У меня также было чувство, что мы не можем сдвинуться с места. Однако мой ассистент сказал мне позже, что мы ехали очень быстро».

Эра исследований

С тех пор началась история ЛСД как психотропа. Но более-менее масштабные изучения этого препарата методами современных нейронаук начались не так давно. Например, в прошлом году работу этого психотропа впервые увидели на фМРТ.

Мозг 20 добровольцев исследовали сразу тремя методами наблюдения, которые не существовали до запрета работ с ЛСД.


ffb5a8488fe1aa4bfd5296691132272b

Илл: PNAS


Мозговой кровоток изучали с помощью магнитно-резонансной томографии с мечением артериального спина (ASL).  Функциональная МРТ с BOLD-контрастом показывала содержание окисленного и восстановленного гемоглобина, следя за потреблением кислорода, а значит, и за активностью отдельных областей мозга. С помощью магнитэнцефалографии (МЭГ) отслеживалась электрическая активность нейронов. Добровольцы при этом принимали 7 мкг наркотика и плацебо.

В деятельности сети пассивного режима работы мозга (Default Mode Network, DMN) многие функции до сих пор остаются загадкой, но некоторые учёные предполагают, что с ней может быть связана главная тайна человеческого мозга — сознание.  Новая работа частично подтверждает эту гипотезу: подопытные говорили о «растворении личности», «потере «я»» (Self Dissolution) в то время, как происходила рассинхронизация работы нейронов DMN. Кроме этого МЭГ выявил ослабление волновых альфа-ритмов мозга, которые проявляются у взрослых людей в бодрствующим спокойном состоянии.

Под действием ЛСД по всему мозгу активность нейронов возрастала и становилась более однородной по всему органу, из-за этого усиливались связи между областями, работающими независимо. Один из членов группы исследователей, Робин Кэрхарт-Харрис (Robin Carhart-Harris), пояснял: «В норме мозг работает как набор независимых нейронных сетей, выполняющих различные специализированные функции, такие как зрение, движение или слух, или более сложные – типа внимания. Однако, под ЛСД разделение этих сетей исчезает, и мы видим более связный, более унифицированный мозг».

А уже в этом году швейцарские учёные обнаружили: при приёме ЛСД притупляется реакция отделов мозга, ответственных за страх.


Acute effects of LSD on amygdala activity during emotional proce

Влияние ЛСД по сравнению с плацебо.

Синяя область: a – миндалевидное тело, b — правая медиальная лобная извилина.

Красная область — реакция после плацебо, желтая область внутри нее — реакция после ЛСД.

Источник: Mueller et al / Translational Psychiatry, 2017


Учёные применили метод функциональной магниторезонансной томографии, чтобы изучить влияние ЛСД на нейронные процессы, отвечающие за страх. В эксперименте участвовали 20 человек от 25 до 38 лет (кстати, 19 из них были научными сотрудниками). Только двое из них ранее принимали психоделики, причём, лишь однократно. Испытуемые получали либо плацебо (маннит), либо препарат с 120 мкг ЛСД. Сам тест проводился через 6 часов после приёма препарата (в это время эффект достигает пика) и длился 6 минут.

Исследователи анализировали активность мозга, показывая 60 изображений лиц, в разной степени искажённых страхом. В качестве контроля использовались изображения со спокойными лицами.

Основной предмет исследования учёных – миндалевидное тело, гиперактивация которого нередко связана с тревожными расстройствами, а также веретеновидная и медиальная лобная извилины, которые в подобных тестах реагируют на страшные изображения. Оказалось, что ЛСД существенно снизил реакцию этих структур на страшные изображения. В особенности стала менее выраженной реакция левого миндалевидного тела, которая представляет собой часть серотонинергической системы мозга. Сильно снизилась и реакция префронтальной коры мозга, участвующей в формировании эмоций. Все это приводило к тому, что испуг у испытуемых, принимавших ЛСД, почти не наблюдался.

Так что сейчас мы находимся в начале нового витка жизни этого необычного препарата: изучение по канонам современных нейронаук под строгим контролем учёных.

Текст: Алексей Паевский

Читайте материалы нашего сайта в FacebookВКонтакте и канале в Telegram, а также следите за новыми картинками дня в Instagram.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *